7.4. Конвенция СНГ о межгосударственном лизинге 1998 г.

В 1998 г. в Москве несколькими государствами — участниками СНГ (Российская Федерация не вошла в их число) была подписана Конвенция о межгосударственном лизинге (далее — Конвенция СНГ), которая вступила в силу 30 августа 2001 г. Конвенцию подписали Армения, Белоруссия, Киргизия, Таджикистан, Украина, а ратифицировали Белоруссия, Армения и Таджикистан <1>.

———————————

<1> Текст Конвенции см.: Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. N 3 (30). С. 171 — 185; СПС «КонсультантПлюс».

 

Конвенция СНГ содержит 23 статьи, составляющие четыре раздела: разд. I «Общие положения и область применения», разд. II «Договоры. Обязанности и права субъектов межгосударственной лизинговой деятельности», разд. III «Гарантии», разд. IV «Заключительные положения».

По структуре и содержанию Конвенция СНГ близка к первоначальному варианту Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» <1>, который в 2002 г. был существенно усовершенствован. Конвенция СНГ частично восприняла положения Оттавской конвенции УНИДРУА 1988 г., однако многие статьи Конвенции СНГ регулируют вопросы, которые целесообразно регламентировать национальным законодательством либо которые вполне могли бы решать сами участники конкретных лизинговых сделок. Все это, по мнению авторитетных экспертов, никак не способствует успешной унификации лизинга в рамках СНГ.

———————————

<1> СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

 

Конвенция СНГ, согласно содержащейся в ней ст. 5, применяется только в том случае, если осуществление лизинговых проектов ведут лизинговые компании и хозяйствующие субъекты не менее двух государств — участников Конвенции. При этом в Конвенции СНГ нет определений понятий «лизинговый проект», «договор лизинга», «лизинговая деятельность», «лизинг», поэтому установить их легальное соотношение весьма затруднительно. Кроме того, приведенная формулировка не регламентирует, какие из участников «проектов» должны происходить из указанных стран, что делает сферу применения Конвенции СНГ еще более неопределенной.

Конвенция СНГ содержит несколько коллизионных норм, которые сформулированы также неудачно. Не вполне понятно, каким правом должен регулироваться «обязательственный статут» договора лизинга. В подп. «а» п. 6.2 ст. 6 установлено: «форма договора лизинга, права и обязанности его Сторон определяются национальным законодательством государства, в котором заключается этот договор, и настоящей Конвенцией» (выделено нами. — Авт.). Обращает на себя внимание то, что в данной норме закреплена привязка lex loci contractus, которая уже практически не используется в современном коллизионном регулировании коммерческих контрактов.

Однако основная проблема заключена в том, что в следующем подп. «б» п. 6.2 установлена другая коллизионная привязка: «при отсутствии соглашения между Сторонами относительно права, которое должно применяться к договору лизинга, применяется право государства, где учреждена, имеет свое местонахождение или основное место деятельности Сторона, являющаяся лизингодателем в договоре лизинга» (выделено нами. — Авт.), т.е. используется привязка к праву страны нахождения лизингодателя.

Таким образом, в Конвенции предусматривается одновременное применение безальтернативной коллизионной привязки lex loci contractus, допускается выбор сторонами применимого права, т.е. принцип lex voluntatis (что общепризнанно при регулировании подобных отношений), и (если выбор не сделан) наблюдается попытка использовать принцип характерного исполнения.

В результате помимо конкуренции коллизионных норм не учтено распределение прав и обязанностей участников лизинга, при котором роль лизингодателя, как указывалось, преимущественно финансовая, в отличие от договора аренды, по аналогии с которым, по-видимому, была использована данная коллизионная привязка. В этой связи стоит вспомнить, что стороной, деятельность которой имеет решающее значение для исполнения договора в доктрине, законодательстве и судебной практике, признается не лицо, финансирующее сделку, а лицо, продающее товар, выполняющее работу или оказывающее услугу.

 

7.5. Конвенция УНИДРУА о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 2001 г.

 

16 ноября 2001 г. на дипломатической конференции в Кейптауне 20 государств подписали Конвенцию УНИДРУА о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования (Convention on International Interests in Mobile Equipment) <1>. Конвенция вступила в силу с 1 апреля 2004 г. и действует в Эфиопии, Нигерии, Омане, Пакистане, Панаме и США.

———————————

<1> Текст Конвенции на рус. и англ. языках, а также статус Конвенции см. на сайте УНИДРУА: www.unidroit.org. Подписали Конвенцию 28 государств, в том числе Франция, Германия, Италия, Швейцария, Великобритания, Украина и др.

 

Разработчики данной Конвенции намеревались распространить предусмотренный Оттавской конвенцией УНИДРУА 1988 г. принцип приоритета принадлежащих лизингодателю вещных прав по отношению к требованиям необеспеченных кредиторов лизингополучателя (в частности, при банкротстве последнего) на регулирование обеспечительных прав на подвижное оборудование, когда оно является предметом международных сделок <1>.

———————————

<1> Подробнее см.: Goode R. Transcending the Boundaries of Earth and Space: the Preliminary Draft Unidroit Convention on International Interests in Mobile Equipment // UNIDROIT official web site: http://www.unidroit.org/english/publications.

 

Термины, которыми оперирует данная Конвенция, непривычны для российской правовой системы. Во-первых, перевод словосочетания International Interests как «международные гарантии» не оптимален. Конвенция, по сути, регламентирует так называемые обеспечительные интересы (secured interests — изначально термин англо-американской системы права) в имуществе трех категорий участников международных сделок: залогодателя, потенциального продавца и лизингодателя. Широкое использование в международном обороте залога, предварительной продажи и лизинга поставило перед перечисленными лицами проблему защиты их прав и интересов в иностранных юрисдикциях, поскольку на национальном уровне устанавливаются различные требования в отношении оформления и реализации прав залогодателей, потенциальных продавцов и лизингодателей.

В Конвенции унифицируются порядок и последствия возникновения интересов указанных категорий лиц в оборудовании при осуществлении международного торгового оборота, а также конкретные средства правовой защиты этих лиц в случае нарушения должником своих обязательств. Основные способы защиты прав лизингодателя устанавливаются в ст. 10 Конвенции — в случае неисполнения должником своих обязательств лизингодатель вправе «прекратить действие соглашения и вступить во владение любым объектом, к которому относится это соглашение, либо установить контроль над ним, а также обратиться в суд».

Условием действительности и реализации обеспечительного интереса по Конвенции является его регистрация в соответствии с установленной Конвенцией международной системой регистрации. При невыполнении требования Конвенции о международной регистрации «обеспечительный интерес» залогодержателя, потенциального продавца или лизингодателя не сможет быть реализован и защищен.

Наиболее ярко эта проблема проявилась в отношении имущества, перемещение которого из одной страны в другую является способом его обычного использования, — самолетов, морских судов, подвижного состава железнодорожного транспорта. Все эти средства транспорта и иные подобные предметы именуются в данной Конвенции как Mobile Equipment («подвижное» или «мобильное» оборудование).

Особенность данной Конвенции заключается в разработке протоколов по отдельным видам подвижного оборудования. В настоящее время разработан пока только один Протокол по авиационному оборудованию к Конвенции, который был представлен для подписания одновременно с Конвенцией. Однако условия его вступления в силу отличаются от Конвенции — требуется восемь ратификаций в отличие от трех ратификаций, необходимых для Конвенции. К настоящему моменту протокол ратифицировали только шесть государств (те же, что ратифицировали и Конвенцию, — Эфиопия, Нигерия, Оман, Пакистан, Панама и США), поэтому он пока не действует. Уже подготовлены проекты еще двух Протоколов — по железнодорожному и космическому оборудованию <1>.

———————————

<1> С текстами проектов Протоколов можно ознакомиться на сайте УНИДРУА: www.unidroit.org.

 

7.6. Руководства по заключению договоров международного лизинга

 

На заседании Всемирного совета по лизингу в 1988 г. было решено подготовить Руководство для документации по сделкам международного лизинга, которое, базируясь на Оттавской конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 г., учитывало бы расхождения между правоприменительной практикой в странах с англо-американской и континентальной системами права. Работа по подготовке указанного Руководства была выполнена Правовым комитетом Европейской федерации ассоциаций лизинговых компаний (Leaseurope). В Руководстве детализированы права и обязанности сторон лизинговой сделки, причем распределены они между контрагентами достаточно сбалансированно.

В России под эгидой ТПП РФ на основе упомянутого Руководства был разработан модельный договор международного лизинга, при формулировании статей которого авторы исходили из двух предпосылок: 1) применимым правом к договору является право Российской Федерации; 2) к договору применяется Конвенция УНИДРУА о международной финансовой аренде (лизинге) 1988 г. <1>.

———————————

<1> Кувшинов В.А. Международный лизинг: модельный договор: Комментарии. М., 2005 (см. также: интернет-сайт ТПП РФ: www.tpprf.ru).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code