4.5. Защита вещных прав

Содержание права собственности раскрывается посредством применения различных способов защиты прав, которыми располагает собственник и которыми он может воспользоваться, от иных лиц. Традиционно в странах континентального права для защиты прав собственника используются виндикационный и негаторный иски. Помимо этого собственник может воспользоваться деклараторным иском — требованием о признании своего права. Обладатель иного вещного права может предъявить владельческий (посессорный) иск.

Особенностью стран общего права является защита права собственности отдельными исками. В отношении собственности это преимущественно иски, связанные с нарушением владения недвижимостью (завладение землей, вторжение в частное жилище либо на частную территорию и др.). Право на защиту движимости также возникает в силу нарушения владения. Под такое нарушение подпадает, например, насильственное удержание чужих объектов собственности.

Российское законодательство в перечень способов защиты вещных прав включает: истребование вещи из чужого незаконного владения (виндикационный иск, ст. 301 ГК РФ); устранение нарушений вещного права, не связанных с лишением владения (негаторный иск, ст. 304 ГК РФ).

Как в континентальном, так и в общем праве при защите вещных прав существует возможность применения законного ограничения — принципа защиты прав добросовестного приобретателя.

Зарубежное законодательство разделяет вопросы добросовестного приобретения прав на движимое и недвижимое имущество. Виндикация недвижимого имущества не ограничена, виндикация движимого имеет определенные пределы. Защита прав в сфере недвижимости, таким образом, носит абсолютный характер, в сфере движимости, напротив, во главу угла поставлен принцип максимального содействия хозяйственному обороту.

Иначе урегулированы вопросы истребования вещи у добросовестного приобретателя по российскому законодательству, в котором не проводится различия между виндикацией движимого и недвижимого имущества: в виндикации любой вещи может быть отказано в пользу добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ).

Обращению в суд за защитой нарушенных вещных прав предшествует определение суда, компетентного рассматривать спор. Сформулированное в результате рассмотрения множества дел и ставшее общим практически для всех стран правило сводится к тому, что суд не компетентен рассматривать любой иск о праве собственности, владении либо возмещении ущерба за причинение вреда в отношении любого недвижимого имущества, расположенного за пределами территориальной юрисдикции. Это правило зафиксировано и в нормах международных соглашений относительно порядка определения компетентного суда по рассмотрению имущественных споров, в частности, в Соглашении стран СНГ от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», Луганской конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам 1988 г., Регламенте Совета ЕС от 22 декабря 2000 г. N 44/2001 о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам и др.

Выбор юрисдикции при рассмотрении трансграничных споров в отношении материального движимого имущества менее строг. Помимо многочисленных оснований, позволяющих признать надлежащей компетенцию суда при рассмотрении спора в отношении движимости и обратиться к нему с соответствующим иском, допустимо заключение пророгационного соглашения. Исключением из этих правил могут стать только отдельные дела, отнесенные законом к исключительной компетенции национального суда. Таковыми, например, на сегодня повсеместно признаются иски о действительности и регистрации прав интеллектуальной собственности.

Современный международный гражданский процесс определяет компетенцию национального суда на рассмотрение имущественных споров с участием иностранного элемента, устанавливая перечень критериев, при наличии которых суд может принять иск к рассмотрению:

а) установление подсудности по признаку гражданства сторон или стороны в деле (использование этого признака в качестве основного характерно для стран, которые в коллизионных вопросах исходят из критерия гражданства);

б) установление подсудности по признаку места жительства ответчика, т.е. применение начала actor sequitur forum rei (широко распространенный принцип, играющий во многих странах роль основного критерия);

в) личное присутствие ответчика или наличие принадлежащего ему имущества на территории данного государства и вытекающая отсюда фактическая возможность привлечения его к судебной ответственности в данной стране и (или) наложения взыскания на его имущество в данной стране;

г) место нахождения спорной вещи;

д) какая-либо иная связь спорного дела с территорией данного государства: местожительство истца, место причинения ущерба (по деликтам), место исполнения договора <1>.

———————————

<1> См.: Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 813.

 

Применение иных критериев также возможно, хотя на практике они встречаются значительно реже.

Одной из немногих стран, определяющих компетенцию национального суда на рассмотрение имущественных споров наряду с использованием традиционных критериев также и путем установления пределов признания иностранной юрисдикции, является Перу: согласно ст. 2060 Гражданского кодекса Перу 1984 г. выбор иностранного суда или распространение юрисдикции в его пользу для рассмотрения дел, вызванных предъявлением исков имущественного характера, признаются, если только они не охватывают споры, подпадающие под перуанскую исключительную юрисдикцию, не составляют злоупотребления правом и не противоречат публичному порядку Перу.

Выбор суда, компетентного рассматривать транснациональный имущественный спор, так же как определение права, применимого к спорным отношениям, является весьма непростой задачей, влекущей серьезные последствия для сторон. К примеру, по личному закону корпорации определяется состав имущества компании, которым она может обладать на праве собственности, ограничения в отношении распоряжения активами. Что же касается споров в отношении акций компании, то это может быть или закон инкорпорации, или место ведения реестра, однако последнее может измениться, если акции котируются на фондовых биржах. Отсутствие четких критериев определения компетенции суда в законодательстве ряда стран и возможность вследствие этого применения различных принципов при выборе суда нередко приводит к потенциальной манипуляции со стороны крупных компаний в определении места рассмотрения спора и выбора применимого права. От того, насколько «удачен» окажется этот выбор, зависит и решение суда относительно того, что компания может иметь в собственности, каковы ее возможности свободного распоряжения активами.

Особую категорию составляют споры, возникшие из частноправовых отношений касательно собственности с участием государств: компенсационные соглашения, концессионные договоры, соглашения о разделе продукции, сервисные соглашения, отношения с иностранными инвесторами и др. Серьезные проблемы возникают и в случае разрешения конфликтов, связанных с национализацией и приватизацией, осуществляемой государствами.

Для устранения наиболее острых противоречий в отношениях между государством и иностранными инвесторами создана система международных правоприменительных органов по рассмотрению споров — Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), созданный в соответствии с Вашингтонской конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государством и лицом другого государства 1965 г.; Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА), созданное в соответствии с Конвенцией о международном агентстве по страхованию инвестиций, заключенной в Сеуле в 1985 г.

По соглашению сторон такого рода споры рассматривают и известные международные коммерческие арбитражи (Арбитражный суд при Международной торговой палате (Париж), Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (ТПС) и др.

Что касается межгосударственных имущественных споров, то их рассмотрение отнесено к компетенции международных органов. Так, разногласия, в том числе и имущественного характера, между бывшими республиками Югославии были разрешены специально созданной Международной арбитражной комиссией, задачей которой было дать разъяснения отдельных юридических аспектов, связанных с распадом Югославской Федерации.

Порядок разрешения имущественных споров между республиками бывшего Советского Союза урегулирован путем заключения многостороннего Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 г. в Бишкеке. Статьей 17 Соглашения установлено, что споры между Сторонами относительно толкования и применения норм настоящего Соглашения разрешаются путем взаимных консультаций и переговоров на различных уровнях, а если спор не может быть урегулирован таким путем, то по требованию одной из Сторон он передается на решение Экономического суда Содружества Независимых Государств.

К примеру, 18 апреля 2008 г. Коллегией Экономического суда СНГ был разрешен спор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о праве собственности на имущественный комплекс санатория «Узень», расположенный на российской территории. Решением суда был установлен факт финансирования строительства санатория за счет средств казахстанского предприятия и рекомендовано сторонам урегулировать права Республики Казахстан на имущественный комплекс посредством заключения соответствующего международного соглашения.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code