1.6. Признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим

Институт признания физического лица безвестно отсутствующим и объявления умершим существует не во всех государствах. В тех государствах, праву которых известен этот институт, материальные нормы значительно отличаются при установлении условий и сроков объявления без вести пропавшими, а также юридических последствий безвестного отсутствия.

Неодинаков подход национального законодательства разных стран и к выбору применимого права в делах о признании физического лица безвестно отсутствующим или об объявлении умершим.

Во-первых, широкое применение получила коллизионная привязка к праву страны суда (lex fori). Она закреплена в законодательстве стран СНГ, Монголии, Швейцарии, Лихтенштейна.

Во-вторых, вопросы безвестного отсутствия и объявления умершим решаются на основе привязки отношения к личному закону, в качестве которого может быть или закон гражданства (lex patriae), или закон страны постоянного места жительства (lex domicilii). Применяется последний известный личный закон лица, признаваемого безвестно отсутствующим или объявляемого умершим, в Австрии, Венгрии, Германии, Греции, Италии, Турции, Польше и др.

В Российской Федерации признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву (ст. 1200 ГК РФ). Эта норма односторонняя, однозначная и императивная.

Аналогично разрешается данный коллизионный вопрос в Гражданском кодексе Монголии 1994 г. В п. 6 ст. 428 этого законодательного акта установлено, что «объявление любого лица безвестно отсутствующим или умершим на территории Монголии определяется по монгольскому праву».

В законодательстве большинства государств коллизионные нормы, определяющие компетентный порядок для признания лица безвестно отсутствующим и объявления лица умершим, носят двусторонний характер. Так, согласно Федеральному закону Австрии 1978 г. о международном частном праве «условия, последствия или прекращение объявления умершим или представления доказательств смерти определяются согласно последнему известному личному закону безвестно отсутствующего» (§ 14).

В соответствии с Указом Венгрии 1979 г. N 13 «О международном частном праве» «признание умершим или безвестно отсутствующим, а также установление факта смерти определяется по праву, которое являлось личным законом безвестно отсутствующего лица». Анализируемый нормативный акт предусматривает возможность разрешения коллизий о признании умершим или безвестно отсутствующим невенгерского гражданина венгерским судом на основе внутреннего права, исходя из отечественных правовых интересов.

Вводный закон к ГГУ 1896 г. при разрешении рассматриваемых коллизий исходит прежде всего из критерия гражданства лица, в отношении которого принимается решение. Согласно ст. 9 этого Закона объявление умершим, установление факта смерти и момента смерти, как и презумпция нахождения лица в живых и презумпция его смерти, подчиняются праву того государства, гражданином которого является безвестно отсутствующий в тот последний момент, в который он по имеющимся сведениям был еще жив. Как и в Венгрии, в Германии предусмотрена возможность применения гражданского права для объявления иностранного гражданина умершим. Предпосылкой такого определения компетентного правопорядка является обоснованный интерес.

Выбор применимого права для решения вопросов безвестного отсутствия детально регламентирован в Федеральном законе Швейцарии 1987 г. «О международном частном праве». Закон определяет критерии выбора как компетентного права, так и компетентного суда. Объявление безвестного отсутствия входит в компетенцию швейцарского суда по последнему известному месту жительства отсутствующего. Кроме того, швейцарский суд вправе объявить лицо безвестно отсутствующим во всех случаях, когда этого требует охрана какого-либо законного интереса. Условия и юридические последствия объявления лица безвестно отсутствующим определяются по швейцарскому праву.

В Кодексе Бустаманте вместо понятий «объявление лица умершим» и «безвестно отсутствующий» введено понятие «презумпция переживания одним лицом другого или одновременной смерти лиц» (ст. 29). Следует согласиться с Л.П. Ануфриевой в том, что рассматриваемый институт в определенном смысле известен праву стран — участниц Конвенции о международном частном праве 1928 г. <1>. Статья 29 Кодекса Бустаманте предусматривает, что презумпция переживания одним лицом другого или презумпция одновременной смерти лиц при отсутствии доказательств устанавливаются в отношении соответственных наследств личным законом каждого из умерших.

———————————

<1> См.: Международное частное право: Учебник. М., 2003. С. 211 (автор раздела — Л.П. Ануфриева).

 

Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно содержат правила определения компетентного правопорядка для признания лиц безвестно отсутствующими и объявления умершими.

Так, в советско-кубинском Договоре от 28 ноября 1984 г. предусмотрено, что по делам о признании лица безвестно отсутствующим, об объявлении его умершим и установлении факта смерти компетентны учреждения того государства, гражданином которого было это лицо в то время, когда оно по последним данным было в живых. При этом в Договоре установлен и иной вариант, согласно которому компетентными будут признаны учреждения другой страны по просьбе лиц, проживающих на ее территории, в случае, если их права и интересы основываются на законодательстве этой страны. В каждом случае компетентные учреждения применяют свое национальное законодательство.

Аналогичные правила закреплены в двусторонних договорах о правовой помощи и с другими государствами, к примеру с Болгарией, Вьетнамом, Киргизией, Республикой Молдова и т.д.

Минская конвенция 1993 г. закрепляет правила решения такого рода вопросов как в отношении лиц, имеющих гражданство, так и в отношении лиц без гражданства. Согласно ст. 25 данной Конвенции по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении умершим и по делам об установлении факта смерти компетентны учреждения юстиции той Договаривающейся Стороны, гражданином которой лицо было в то время, когда оно по последним данным было в живых, а в отношении других лиц — учреждения юстиции по последнему месту жительства. Наряду с этим по ходатайству проживающих на территории государства заинтересованных лиц, права и интересы которых основаны на законодательстве этого государства, компетентными могут быть признаны учреждения юстиции этого государства. В каждом случае учреждения юстиции применяют законодательство своего государства. Такой же подход к решению вопросов о признании безвестно отсутствующим и об объявлении умершим закреплен в Кишиневской конвенции 2002 г.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code