Глава 1. ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

1.1. Общие положения

 

В условиях развития международного сотрудничества, стремительного роста миграционных потоков одной из основных задач является регулирование общественных отношений с участием физических лиц, имеющих различное гражданство или проживающих на территории разных государств.

Термин «физические лица» используется для обозначения людей как субъектов права и позволяет отграничить их от лиц юридических. С позиции международного частного права к физическим лицам относятся все люди, участвующие в международных частных отношениях.

Для международного частного права характерна дифференциация физических лиц на категории: 1) отечественные (собственные) граждане данного государства, 2) иностранные граждане, 3) лица без гражданства, 4) беженцы. Каждая категория лиц имеет определенное правовое положение, установленное посредством комплекса разноотраслевых норм. По своему содержанию правовое регулирование, к примеру, административно-правового или уголовно-правового характера не охватывается международным частным правом. Однако некоторые положения имеют существенное значение для определения имущественных, семейных, трудовых и иных прав иностранных граждан или беженцев.

Правовое положение иностранных граждан, лиц без гражданства, беженцев определяется на основе принципов и норм международного права, международных договоров, права страны гражданства либо места жительства и права страны пребывания.

Следует отметить, что в качестве тождественного понятию «иностранный гражданин» часто используется понятие «иностранец». Однако термин «иностранец» имеет и более широкое понимание, согласно которому охватывает как граждан иностранных государств, так и лиц, не являющихся гражданами ни одного из государств, — лиц без гражданства.

Основополагающее значение для определения правового положения иностранцев в любой стране должны иметь общепризнанные принципы и нормы общего международного права о правах и свободах человека.

Общепризнанные принципы и нормы международного права содержатся во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и Факультативном протоколе к нему, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г., Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <1>.

———————————

<1> Действующее международное право (избранные документы): Учеб. пособие / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М., 2002. С. 776 — 833.

 

В соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» <1> иностранный гражданин — это физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства.

———————————

<1> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3032.

 

Российское законодательство исходит из следующих основных принципов правового положения иностранных граждан:

— принцип предоставления иностранным гражданам на территории Российской Федерации национального режима;

— принцип равенства иностранных граждан перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и вида занятий;

— в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод российских граждан, в Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения (реторсия);

— использование иностранными гражданами своих прав в Российской Федерации не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам и законным интересам граждан РФ и других лиц. Иностранные граждане обязаны соблюдать законы, действующие в Российской Федерации.

В вопросах общего правового статуса иностранцев в России исходным является принцип национального режима, в силу которого иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или международным договором.

Лица без гражданства (апатриды) — это лица, которые не являются гражданами какого-либо государства в силу его закона. Основы правового положения лиц без гражданства закреплены в Конвенции о статусе апатридов от 28 сентября 1954 г. и Конвенции о сокращении безгражданства от 30 августа 1961 г. <1>. Конвенции направлены на улучшение правового положения апатридов, сокращение случаев безгражданства. Так, в соответствии с Конвенцией 1961 г. каждое Договаривающееся государство предоставляет свое гражданство лицу, рожденному на его территории, которое иначе не имело бы гражданства. Рождение на судне или на воздушном корабле считается имевшим место на территории того государства, под флагом которого это судно плавает или в котором этот воздушный корабль зарегистрирован. Если закон Договаривающегося государства предусматривает утрату гражданства вследствие заключения брака, узаконения признания или усыновления, то утрата гражданства ставится под условие приобретения другого гражданства. Договаривающееся государство не лишает лицо его гражданства, если такое лишение делает его апатридом.

———————————

<1> Права человека: Сборник международных договоров. Нью-Йорк: ООН, 1978. С. 320 — 335, 310 — 320.

 

Устав Организации Объединенных Наций и Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., установили принцип, согласно которому все люди должны пользоваться основными правами и свободами без какой бы то ни было дискриминации. Конвенция о статусе апатридов 1954 г. направлена на обеспечение апатридам возможно более полного пользования основными правами и обязанностями.

Российская Федерация поощряет приобретение гражданства Российской Федерации лицами без гражданства, проживающими на территории РФ (п. 6 ст. 4 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» <1>). В российском законодательстве в отношении апатридов, как и иностранных граждан, закреплен принцип национального режима с определенными изъятиями. Правовое положение лиц без гражданства определяется на основе Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», в п. 2 ст. 2 которого установлено, что понятие «иностранный гражданин» включает в себя понятие «лицо без гражданства», за исключением случаев, когда федеральным законом для лиц без гражданства устанавливаются специальные правила, отличающиеся от правил, установленных для иностранных граждан.

———————————

<1> СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031.

 

Принцип приравнивания лиц без гражданства в правах и обязанностях к российским гражданам закреплен в Конституции РФ (ч. 3 ст. 62), Гражданском кодексе РФ (п. 1 ст. 2) и иных действующих в Российской Федерации законодательных актах.

Таким образом, «международное право в области прав человека требует одинакового обращения к гражданам и негражданам. Исключения из этого недискриминационного принципа невелики и должны быть строго определены. Дифференцированное обращение с негражданами допустимо, как правило, лишь в том случае, если в его основе лежат разумные и объективные критерии и если оно направлено на достижение законных целей. Что касается гражданских и политических прав в условиях внутренней стабильности, то государства могут проводить различие между гражданами и негражданами только в отношении прав на участие в политической жизни страны и некоторых прав на въезд и местожительство… однако ни одно государство не может проводить таких различий в отношении социальных и культурных прав» <1>.

———————————

<1> Вайсбродт Дэвид. Права неграждан // Юрист-международник. 2003. N 1. С. 61.

 

Своеобразие правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства объясняется их подчиненностью двум правопорядкам: государства пребывания и отечественному.

Случаи и пределы применения отечественного или иностранного права по вопросам правосубъектности физических лиц определяются на основе личного закона (lex personalis), который существует в двух разновидностях: закон гражданства (lex patriae) и закон местожительства (lex domicilii).

В большинстве государств в качестве привязки при определении применимого права в отношении правосубъектности применяется гражданство физического лица.

Значимая роль критерия гражданства (lex patriae) послужила причиной включения в ряде государств в международное частное право права гражданства, под которым понимается комплекс норм, регулирующих вопросы гражданства. Однако следует учитывать, что гражданство — это устойчивая правовая связь лица с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей. Каждое государство на основе своего национального (внутреннего) законодательства определяет, обладает ли то или иное лицо гражданством данного государства. Так, согласно ст. 5 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» гражданами Российской Федерации являются: а) лица, имеющие гражданство Российской Федерации на 1 июля 2002 г., и б) лица, которые приобрели гражданство РФ в соответствии с требованиями настоящего Закона.

Лицо не может приобрести или утратить гражданство без согласия государства. Определение гражданства относится к юрисдикции каждого государства. При этом отношения государства и гражданина никоим образом не являются частноправовыми и не могут быть отнесены к области частного права. В сфере частноправовых отношений гражданство субъекта имущественных и иных отношений, отличающихся иностранной характеристикой, может выступать коллизионным критерием. Однако это не является основанием для включения института гражданства в состав международного частного права. Институт гражданства носит комплексный характер и относится, в частности, и к государственному, и к международному праву.

Широкое применение гражданства в качестве коллизионной привязки объясняется тем фактом, что гражданство представляет собой стабильную правовую связь физического лица с определенным государством, на основании которой это лицо обладает определенным статусом не только на территории государства своего гражданства, но и за границей <1>.

———————————

<1> См.: Бендевский Траян. Международное частное право: Учебник / Пер. с макед. С.Ю. Клейн; отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 252.

 

Наряду с критерием гражданства (lex patriae) для установления личного закона физического лица применяется критерий места жительства лица (lex domicilii). Домицилий как институт международного частного права признается всеми государствами с той лишь разницей, что в одних государствах он имеет первостепенное значение, а в других занимает второстепенное место и не играет большой роли в качестве привязки <1>.

———————————

<1> См.: Там же. С. 262.

 

Общеизвестно, что концепция домицилия, сложившаяся в англо-американском праве, и концепция домицилия, принятая в правовых системах, основанных на римском праве, отличны друг от друга. Англосаксонская система общего права различает домицилий по происхождению (domicil of origin) и домицилий по выбору (domicil of choice).

Согласно этой концепции никто не может быть без домицилия: законнорожденный ребенок имеет домицилий отца, незаконнорожденный — домицилий матери.

Если человек покидает страну своего домицилия по происхождению, он его не утрачивает до тех пор, пока не приобретает домицилий по выбору в другой стране. Но если человек покидает страну своего домицилия по выбору с намерением больше никогда в нее не возвращаться, он сразу же утрачивает домицилий в этой стране и до приобретения нового домицилия по выбору он имеет свой домицилий по происхождению <1>.

———————————

<1> Dicey and Morris. The Conflict of Laws. London, 1993. С. 125 — 126.

 

«Для приобретения домицилия по выбору, — отмечают Дж. Чешир и П. Норт, — требуется не только проживание на территории, имеющей свою правовую систему, но также и намерение данного индивида оставаться там постоянно» <1>. В подтверждение этого вывода они приводят следующие судебные решения. В силу одного из них суд признал проживание лица в Индии в течение 25 лет недостаточным для приобретения им индийского домицилия из-за наличия намерения вернуться на родину в Шотландию. В другом случае канадец, имевший домицилий по происхождению в Новой Шотландии, не был признан домицилированным в Англии, несмотря на службу в английских военно-воздушных силах и проживание в Англии более 40 лет, из-за его намерения вернуться при определенных обстоятельствах в Новую Шотландию. Для большинства людей домицилий подтверждается физическим присутствием достаточно долгое время с намерением оставаться в этом месте неопределенное время.

———————————

<1> Чешир Дж., Норт П. Международное частное право / Пер. с англ. М., 1982. С. 191.

 

В таких государствах, как Бразилия, Канада (Квебек), Латвия и др., критерий места жительства является определяющим в установлении личного закона и, соответственно, правоспособности физического лица. В большинстве же государств принцип домицилия имеет субсидиарное значение и применяется в случаях, когда речь идет о лицах без гражданства либо лицах, имеющих несколько гражданств. Так, согласно п. 4 ст. 1195 ГК РФ при наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства, а в соответствии с п. 5 этой же статьи данная привязка используется для установления компетентного правопорядка в отношении лиц без гражданства. Аналогичные коллизионные нормы для определения правового положения лиц без гражданства содержатся в законодательстве Австрии, Венгрии, Германии, Италии, Португалии, Турции и многих других стран.

Применение критерия места жительства зачастую способствует выбору правопорядка того государства, с которым у лица реально сложилась наиболее устойчивая тесная связь. В условиях роста миграции населения принцип гражданства лица не всегда обеспечивает применение той правовой системы, которая имеет наиболее тесную связь с правоотношением. Указывая на сохранение критерия гражданства в качестве основного, следует отметить значительную роль критерия места жительства лица как в российском коллизионном законодательстве, так и в законодательстве ряда европейских стран.

Исследуя критерии установления личного закона лица, М. Вольф писал: «…часто бывает значительно труднее с уверенностью определить домицилий какого-либо лица, чем его гражданство, так как домицилий в значительной степени зависит от намерения, которое трудно доказать… Далее, концепции домицилия резко отличаются друг от друга не только в различных государствах, но даже в пределах одного и того же государства часто возникают серьезные расхождения в толковании этого понятия. Наконец, там, где принцип домицилия преобладает, всегда имеется опасность фиктивной перемены домицилия…» <1>.

———————————

<1> Вольф М. Международное частное право / Пер. с англ. С.М. Рапопорт; под ред. и с предисл. Л.А. Лунца. М., 1948. С. 121 — 122.

 

В соответствии с российским гражданским законодательством местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК РФ).

В наши дни ученые все чаще обосновывают расширение пределов применения закона места жительства гражданина. Современное российское законодательство наряду с критерием гражданства активно использует закон места жительства для установления личного статуса. Так, согласно Федеральному закону «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изменениями и дополнениями) <1> российскими участниками внешнеторговой деятельности именуются, в частности, физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории России.

———————————

<1> СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.

 

К отношениям по наследованию согласно ст. 1224 ГК РФ применяется право страны, где наследодатель имел последнее место жительства.

Смешанная система коллизионных привязок закреплена и в российском семейном законодательстве.

В современном международном частном праве принцип гражданства (lex patriae) и принцип места жительства (lex domicilii) далеко не исчерпывают критерии выбора компетентного правопорядка для отношений с участием физических лиц. Так, в соответствии со ст. 3519 Гражданского кодекса Луизианы (США) 1825 г. (в ред. Закона 1991 г. N 923) статус физического лица и связанные с ним особенности, а также последствия этого статуса регулируются правом штата, устремлениям которого был бы нанесен наиболее серьезный ущерб, если бы его право не было применено к конкретному вопросу. Таким образом, выбор права основан на оценке заинтересованности государства либо штата в применении своего правопорядка.

В Модели Гражданского кодекса, разработанной странами — участницами СНГ, личный закон физического лица определяется правом страны, гражданство которой это лицо имеет. Однако при наличии у лица двух или более гражданств личным законом считается право страны, с которой лицо наиболее тесно связано.

В законодательстве ряда государств при установлении личного закона физических лиц (лиц без гражданства и лиц, имеющих несколько гражданств, когда критерий гражданства не устраняет конфликт законов) закреплены гибкие, альтернативные коллизионные привязки. К примеру, в Германии, Польше, Китае за основу принят коллизионный критерий наиболее тесной связи лица с тем или иным правопорядком.

«Яркой чертой, часто закрепляемой в современных кодификациях, — пишут А.Н. Жильцов и А.И. Муранов, — является использование принципа lex beniqnitatis: при решении вопроса о применимом праве судья должен руководствоваться тем, которое является более благоприятным для статуса лица, действительности правоотношения, тогда как ранее при решении этого вопроса оценка содержания применимого закона с этой точки зрения не производилась. В итоге в зависимости от обстоятельств может применяться либо иностранный закон, либо lex fori» <1>.

———————————

<1> Национальные кодификации в современном международном частном праве. Тенденции и противоречия в его развитии на пороге третьего тысячелетия // Международное частное право. Иностранное законодательство / Под науч. ред. А.Н. Жильцова, А.И. Муранова. М., 2000. С. 37.

 

При всех противоречиях коллизионных привязок они развиваются в соответствии с принципами частного права и призваны обеспечить интересы личности путем выбора такого правопорядка, с которым физическое лицо связано наиболее тесным образом и на основе которого в более полной мере возможны осуществление и защита субъективных прав.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code