Сроки давности в трудовых спорах. Материальная ответственность

Анализируя судебную практику рассмотрения дел, связанных с материальной ответственностью работников, суды в своих решениях правильно используют нормы материального и процессуального права, которые решают спорные отношения.

 

В рамках разрешения дел данной категории суды берут во внимание нормы Трудового кодекса РФ, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые содержатся в Постановлениях от 17.03.2004 N 2 и от 16.11.2006 N 52.

Но существуют случаи, когда при рассмотрении дел не всегда правильно определены обстоятельства, которые имеют значение по делу, неправильно растолкованы нормы трудового законодательства или при вынесении решения использовались нормы, которые не подлежат применению в такой категории трудовых споров.

Первый пример судебной практики касается нарушения прав работника со стороны работодателя, которое связано с отказом в выдаче трудовой книжки. Согласно ст. 392 ТК РФ такое действие имеет длительный характер и срок на обращение в суд исчисляется с момента получения работником трудовой книжки или с момента получения от работодателя уведомления о необходимости появиться за получением документов.

Так, гражданин К. обратился в суд с требованием взыскать с работодателя ИП Н. компенсацию за задержку выдачи трудовой книжки, а также компенсировать причиненный таким случаем моральный вред.

Суд не удовлетворил требования истца, сославшись на пропуск гражданином К. срока обращения в суд, начало которого суд определил с момента увольнения гражданина К. Судебная коллегия с решением нижестоящего суда была не согласна. В данном случае суд вынес ошибочное решение, основанием которого стало неправильное толкование и применение ст. 392 ТК РФ, которая устанавливает, что при возникновении трудового спора работник имеет право обратиться в суд в течение трех месяцев с момента, когда ему стало известно, что его право было нарушено.

В свою очередь, в ч. 4 ст. 84.1 ТК РФ закреплено, что выдача трудовой книжки проводится в день окончания срока трудового договора. Если выдать документ невозможно по причине отсутствия сотрудника или отказа от его получения, работодатель должен оповестить сотрудника уведомлением о необходимости явиться на предприятие за получением трудовой книжки или же дать согласие для отправки документа почтой. Если же работодатель направил данное уведомление, в таком случае он не несет ответственность за задержку выдачи или невыдачу трудовой книжки (ч. 6 ст. 84.1 ТК РФ).

Также по абз. 4 ст. 234 ТК РФ работодатель выплачивает заработную плату, не полученную сотрудником при незаконном лишении его возможности трудиться в связи с задержкой в выдаче трудовой книжки.

В итоге следует вывод, согласно которому по законодательству на работодателя возложена обязанность по выдаче трудовой книжки в день окончания трудовых отношений с сотрудником. При неисполнении возложенных обязанностей законодатель предусматривает дополнительную в таком случае обязанность по возмещению причиненного ущерба за время задержки выдачи трудовой книжки вплоть до дня фактической выдачи. Соответственно, данный трудовой спор по поводу нарушения права работника, связанный с невыдачей трудовой книжки, носит длящийся характер, и это нарушение длилось до момента выдачи работодателем трудовой книжки. Истец получил трудовую книжку 04.11.2013, а в суд обратился 23.11.2013. В такой ситуации отказ суда удовлетворить требования истца, ссылаясь на пропуск срока на обращение за судебной защитой и применение к спорным трудовым отношениям срока исковой давности, не основано на вышеуказанных материальных нормах.

Судебная коллегия на основании ст. 361 ГПК РФ рассмотрела кассационную жалобу и отменила решение суда нижестоящей инстанции. Дело было направлено на новое рассмотрение, т.к. выявленные нарушения не могут быть исправлены кассационным судом в силу того, что материалы дела не содержали точной информации о средней заработной плате истца. Гражданин К. при рассмотрении дела в суде первой инстанции указывал различные размеры зарплаты, обосновывая это разными письменными доказательствами.

Срок обращения в суд при трудовых спорах касательно взыскания денежной компенсации при нарушении работодателем указанного срока выплат при увольнении согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ начинается не с даты увольнения, а с момента погашения всех задолженностей перед работником со стороны работодателя (ст. 236 ТК РФ).

В суд обратился гражданин П. с требованием взыскать с предприятия задолженность по выплате денежной компенсации за неполученное вещевое имущество, а также проценты за нарушение сроков выплат по увольнению и компенсацию за моральный вред.

Суд не удовлетворил исковые требования гражданина П.

При принятии решения касательно взыскания процентов за нарушение сроков выплат при увольнении, а также компенсации морального вреда суд исходил из того, что ответчиком до решения суда были выплачены все компенсации за недополученное вещевое имущество. Что касается взыскания процентов за нарушение сроков выплат по увольнению и компенсации морального вреда, истец пропустил срок обращения в суд, который согласно ст. 392 ТК РФ составляет три месяца, о применении которого было заявлено представителем ответчика. Суд решил, что срок должен исчисляться с момента увольнения гражданина П. — с 04.08.2010.

Судебная коллегия при рассмотрении материалов дела не согласилась с решением суда и посчитала его ошибочным в силу того, что суд неправильно растолковал и применил нормы материального права, которые регулируют данный трудовой спор.

Согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ каждый сотрудник вправе обратиться в суд при возникновении индивидуального трудового спора в течение 3 месяцев. Срок начинает течь с момента, когда работник узнал о нарушении своих прав.

По данному случаю суд первой инстанции началом истечения срока принял дату увольнения, но в этой ситуации датой начала течения срока должна быть дата полного погашения задолженности со стороны работодателя работнику, а именно 28.11.2013.

Истец обратился в суд 05.11.2013. Поэтому решение суда первой инстанции о пропуске истцом срока на обращение в суд считается неправильным и подлежит отмене.

Согласно ст. 236 ТК РФ, если работодатель не выплатил в установленный срок заработную плату, отпускные и иные выплаты, которые положены сотруднику, работодатель выплачивает вышеуказанные выплаты с учетом уплаты процентов, которые должны быть не меньше 1/300 ставки рефинансирования Банка России от невыплаченных сумм за каждый день просрочки, начиная со следующего дня после установленного срока выплат по день фактического расчета. Компенсация выплат может быть повышена согласно коллективному договору или другому локальному акту. Работодатель обязан выплатить указанные выплаты независимо оттого, есть ли в этом вина работодателя или нет.

С учетом вышесказанного судебная коллегия решила, что за период с 05.08.2010 по 28.11.2013 включительно в пользу истца ответчик обязан выплатить проценты за нарушение срока выплат по увольнению, которые рассчитываются согласно ст. 236 ТК РФ.

В судебной практике нередко бывают случаи, связанные с материальной ответственностью работника по вопросам его обучения. Суть дела состоит в том, что предприятие ООО «А» обратилось с иском в суд к гражданке С. с требованием взыскать затраты, понесенные предприятием на оплату обучения ответчицы в размере 57 000 руб. Согласно пояснениям ответчицы, гражданка С. была принята на работу на основании трудового договора и дополнительного соглашения к нему о направлении сотрудника на обучение за счет средств работодателя на срок с 07.04.2013 по 12.04.2013, а также с 28.04.2013 по 02.05.2013. Согласно условиям трудового договора при расторжении последнего по инициативе работника в течение 12 месяцев он должен возместить затраты предприятия в полном объеме. Гражданка С. знала об этих условиях, ведь в документах была ее подпись.

08.10.2013 ответчица решила уволиться по собственному желанию, приказом от 15.10.2013 она была уволена, но возместить затраты на обучение отказалась. Истец настаивает на том, что, так как она уволилась в течение 12 месяцев с момента подписания договора, она обязана выплатить понесенные расходы.

30.11.2013 ООО «И» уступило новому кредитору ООО «А» право требования по возврату денежных средств, понесенных за оплату за обучение на основании трудового договора и дополнительного соглашения к нему. О данном событии по уступке права требования истец был уведомлен, но обязательства так и не были выполнены. Истец считает, что срок исковой давности в данном случае не пропущен, так как возмещение затрат истцу не является ущербом работодателя и в таком случае ст. 392 ТК РФ не может применяться в суде. Ответчица считает, что изменение лиц в обязательстве согласно ст. 201 ГК РФ не меняет срок исковой давности и момент начала его исчисления. А согласно ст. 238 ТК РФ материальная ответственность работника предусматривает возмещение нанесенного прямого ущерба.

В ст. 249 ТК РФ прямо указано, что при увольнении по собственному желанию до окончания срока договора и при наличии соглашения об обучении за счет работодателя работник обязан возместить понесенные затраты пропорционально фактически неотработанному времени после обучения. Возмещение денежных средств предусматривает полную материальную ответственность работника.

Так как ответчица была уволена 15.10.2013, срок исковой давности должен исчисляться с 16.10.2013, считает, что истец пропустил срок исковой давности, который составляет один год, исчисляемый с момента причиненного ущерба. Поэтому требует суд отказать истцу в связи с пропуском срока исковой давности.

Суд, исходя из материалов дела, установил, что иск был подан только 20.01.2015. Согласно ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд с иском о возмещении ущерба, понесенного от работника, в течение года со дня, когда работодатель обнаружил нанесенный ему ущерб.

Поэтому срок исковой давности должен исчисляться с момента увольнения сотрудницы, т.е. с 16.10.2013. В таком случае суд не удовлетворил требования истца на основании того, что согласно ст. 392 ТК РФ он пропустил срок исковой давности. Истец, в свою очередь, не предоставил суду письменные доказательства, которые подтверждают уважительную причину пропуска такого срока.

Проанализировав категорию трудовых отношений, связанную с материальной ответственностью, мы приходим к выводу, что суды в большинстве случаев принимали правильные решения по данным трудовым спорам. Трудности чаще всего возникали с применением и толкованием норм трудового законодательства, а также исчислением момента, с которого начинает течь срок исковой давности.

 

Юлия Бекетова, практикующий юрист

Согласна с автором, что к процедуре привлечения работников к материальной ответственности нужно подходить крайне внимательно, не допуская ошибок. При этом хочется отметить, что зачастую работодатели допускают ошибки еще на стадии передачи материальных ценностей, заключения договора о полной материальной ответственности. К примеру, одной из таких ошибок является попытка возложить полную материальную ответственность на начальников отделов, управлений и т.д. при передаче материальных ценностей в отдел, который они возглавляют (например, оргтехники, дорогостоящего ноутбука и т.д.). Как известно, ст. 243 ТК РФ содержит закрытый перечень случаев полной материальной ответственности. Также законодательством предусмотрен закрытый Перечень работников, с которыми может заключаться договор о полной материальной ответственности. И в большинстве случаев начальники отделов, управлений и т.д. под этот Перечень не подпадают. Отсюда и идет попытка некоторых работодателей воспользоваться конструкцией п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ (недостача ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу). Так, данным лицам передается ценное имущество в отдел на основании акта приема-передачи имущества (который рассматривается как разовый документ). После этого, в случае если с этим имуществом что-либо случится, идет попытка привлечь руководителя отдела к полной материальной ответственности на основании п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Однако, на мой взгляд, это не совсем согласуется с нормами ТК РФ. Для применения конструкции п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ важно, чтобы каждый сотрудник нес ответственность за полученное им имущество, которым он пользуется лично, то есть он может постоянно контролировать наличие и сохранность этого имущества. В рассматриваемом случае руководитель отдела не принимает имущество в личное пользование, данным имуществом пользуется весь отдел. Кроме того, есть судебная практика, которая указывает на то, что полная материальная ответственность за недостачу ценностей, полученных по разовым документам, имеет место, когда работник привлекается для срочного получения, доставки, передачи имущественных ценностей, необходимых или направляемых работодателю, и если отсутствует возможность поручить эту функцию тем, кто занят этим постоянно, в чьи трудовые обязанности это входит. То есть передача материальных ценностей работнику в данном случае должна носить срочный, разовый характер. Более того, использование п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ не должно входить в противоречие с общими положениями ст. 243 ТК РФ и иметь цель обойти закон.

А.Волкова

«Трудовое право», 2015, N 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code